дорога в мой дом

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

дорога в мой дом > Драконьи песни




четверг, 29 мая 2014 г.
Ариэн. 15:24:31
Запись только для меня.
понедельник, 26 мая 2014 г.
драконьи песни - 3 Ариэн. 20:09:12
­­

кажется, самое длинное из всех рифмованных мною вообще о0
когда-нибудь это будет частью цикла (мечты!)

Если устал и хоть каплю не равнодушен к вою прибоя, песням еще не спетым, можешь присесть поближе к костру и слушать эту историю, древнюю, словно лето. Юным ребенком ли, странником одиноким можно ее в созвездий узнать узоре...

В южной стране, воинственной и далекой - знают дорогу туда только ветры с моря - встал средь сухих степей и травы-полыни, буйных песков, как по колдовству шамана, разгоряченный, бронзовый Арниильмо - город костров, наемников и шарманок. Люди здесь темнооки и смуглокожи, так веселы, что им ничего не страшно. Каждый - когда-то умер, но снова ожил в воина, зельевара иль землепашца. Ночи длиннее дней в Арниильмо втрое, от темноты - не стоит искать убежищ. В черное время пение горловое воздух усталых улиц остывший режет, семенем прорастая в дверях трактиров, в ласковых вздохах женщин, в мужицкой брани...

...Знало ли Солнце, рождая на свет Тритира, как улыбаться будет он каждой ране, словно трофею, божьему знаку свыше...

В первый из дней воцарившейся Долгой ночи было начертано: Тот, кто родится рыжим в этом краю - тот будет силен и прочен, чтоб, черт возьми, с концом уничтожить Зверя, вырвать клыки его, голову с шеи сдернув...

И через триста лет беспрестанной веры голос Тритира - детский, непринужденный - словно заклятие, древнее слово предков, слышит любой из здешних, кто слышать может. Просто в стране этой Солнце - такая редкость, что этот мальчик кажется невозможным. Но он живет - в огромном из камня доме,
и убегает, чтобы глядеть на море. Жутко красивый, рыжий, совсем нескромный - слишком смешливый, чтоб притвориться скромным. Волны его встречают соленым ветром, он улыбается им девятью зубами. Только Тритир с рождения знает: лето скоро уйдет, покинет его. Оставит наедине с предписанной ему силой, долгом, что в нем неистовым сердцем бьется. Сунули Бремя - мальчишке. Давай, неси, мол, а мы за тебя помолимся и напьемся - Меч, что разящим Пламенем наудачу заговорен, да станет непобедимым.
Парню почти что десять, а это значит - скоро придется ему умереть. В мужчину.

Вот он берет клинок и хохочет так, что бури вздымают жаркий песок пустыни.

...Долгая ночь не любит таких бесстрашных - слишком легко бывает покончить с ними...


...Время горит, ломает - как волны рушат берега скалы - судеб людских суставы. Дни в Арниильмо становятся только суше, а небосвод отдает ощутимо ржавым. Время горит, кружатся его песчинки, кто-то плетет из них полотно легенды - В этом святом неистовом поединке разве что Смерть рискует подняться первой...

Время горит и тлеет янтарным цветом, пепел пророс в Тритире, с Тритиром - вместе. Мальчик - шафран и доброе божье лето, вырос вином сливовым, осенней песней. Чувствуешь ли в тепле его глаз лукавых темное золото, запах грядущих странствий? Злой и веселый, рослый и худощавый, он может огнем в любое лицо смеяться.
Что ему ваши правила и укоры - липкие сети страхов да неурядиц?

В воздухе сталь танцует, плетет узоры, солнце играет бликами в рыжих прядях. Если Тритир выходит на поле боя, тут устрашится всякий бывалый воин.
Как одолеть зачатого ворожбою, того, кто заточен - на коготь и клык драконий? Только вот нужно биться, куда деваться, смотрит хищною птицей Король-Владыка. Парню еще немного и станет двадцать, и вот тогда-то - Гвардия. Строй. И крики. Крики муштры, приказы, объятья долга, шепот людей, текущий рекой густою:

"Слышишь, салага, помни своего Бога!"
"Знай свое место, Рыжий!"
"Чего ты стоишь?"


Ну а покуда - помнят следы Тритира темные камни улиц, пески и травы. Он да десятка два его побратимов палят костры, горячие, словно лава, громко смеются, чтоб услыхали Боги. Вот наш огонь - глядите, как к небу рвется!
Парни - смуглы, отчаянны, босоноги, рыжий Тритир их сердце, златое Солнце.
Девушки разражаются в танце диком, он еле видит в пламени своих спутниц. В теплых ладонях, пахнущих базиликом, в песню сама собой вырастает лютня:

"Море лукаво щурится в смехе юном, брагой хмельною пение птиц сочится. Как мне найти тебя в перезвоне лунном, сколько дорог пройти, на какой родиться? Стоит закрыть глаза - я тебя увижу, только чуть приоткрою - и ты пропала. Кажется, звезды стали немножко ближе, может и ты - звезда, что на землю пала?
На горизонте камень, песок и волны - все, что, пожалуй, знаю я в жизни целой. Как ни пытался звать тебя - все безмолвно. Темное небо держит нас на прицеле. Как мне найти тебя в этот век безумий, сколько узнать миров, замереть в котором? Ветер идет с востока, суровый, хмурый - в воздухе пахнет дымом и снегом горным.

...Может и ты звезда, только почему же в теле твоем растет чешуя, я видел.

Мне остается - Меч. Только меч. Так нужно.
Видишь ли, путь мой предвиден. Давно предвиден.

С тоненьких струн срывается гул прибоя, песня Тритира гордой взмывает птицей.

...Долгая ночь умеет настичь любого, кто от нее наивно пытался скрыться...


Слушай, ребенок, слушай, печальный странник - тут до конца рассказа совсем немного. Каждый из нас, малыш, непременно станет, тем, кто забудет образ своей дороги, будет учиться видеть беду повсюду, будет уметь умирать и рождаться снова...

В жизни Тритира мало осталось чуда, разве что сам он станет его основой. Вот он, гляди скорее - совсем мужчина. Вымуштрован, суров, молчалив и грозен,
в битве, как прежде, смелый, непобедимый, что ему ваши слабости и угрозы? Путь предстоящий - труден и смертоносен, да, но ему ли бояться плохих раскладов? Сумка с одеждой, грузный оруженосец, верный клинок - а большего и не надо.
Так уж выходит, знает он твердо с детства для каждой жизни грошовую злую цену: выше всего - король, остальное - средства для достижения главной владычьей цели, сам он - всего лишь охотник, хоть выбран Богом. И он прирежет дракона. Без глупых баек.

В последний из снов пред долгой своей дорогой он снова ее увидит, едва узнает. Сердце перевернется, забьется чаще, взор загорится прежним огнем лукавым.

- Я тебя мнил единственным Настоящим, мнил серебром среди исступленно-ржавых.­ Я всё искал тебя средь песков пустыни, звал тебя самыми разными именами. Но тайники оказывались пустыми, держащиеся за руки - совсем не нами.

Только прошли года и теперь я вижу - длинный твой коготь, зуб, что всего острее.

С этого мига мой меч будет только ближе.
С этого мига я убиваю Зверя.


\\\

Он не прощается,
рыжим цветком заката произрастая в линии горизонта.

...И лишь песок и камень запомнят свято жарких его следов обреченный контур.


Категории: Слова, Драконьи песни
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
среда, 24 апреля 2013 г.
драконьи песни-5 Ариэн. 18:22:47
вместо прощания. на июнь.

­­ ­­

Говорят, мой замок неоспоримо пуст, говорят, я целую вечность в своем чертоге - каждый камень полон холода и тревоги. И забраться сюда может всякий глупец и трус. Вы - такие. Раз в пять лет испокон веков заявляетесь, гулко кличете грязной тварью и трясете куском пропитанной ядом стали, все надеясь, что я не держу вас за дураков.
Говорят, я самый страшный на свете зверь - острозуба, золотокрыла и беспощадна. Но вы входите, улыбаетесь зло и жадно, мол - "смотри, вот он я, убивай быстрей!". В сущности, я, как правило, только за. Обнажив клыки, прищуриваюсь лукаво, разрешаю вам выдохнуть в ужасе "Боже правый" - и видеть до самой смерти мои глаза.
Только ты не улыбался и не держал в ледяных руках ничего, тяжелей кинжала.
Ты молчал пять лет - я вместе с тобой молчала, дымом нашего дыхания дорожа...

А теперь ты смотришь, глаза твои так блестят - что сказать тебе на прощанье, мой "храбрый рыцарь"? Обещаю как-нибудь ночью тебе присниться, тьму разгоняя, Огнем на тебя дышать. Я легко тебе отдам его - ты возьмешь.

Существует закон, древнеющий с каждым веком: полюбивший дракон становится человеком, а сердце отдавший - камнем.

Чего ты ждешь? Не рискуя становиться ко мне спиной, забирай свою принцессу - за тем ведь шел-то... Она станет твоим рукам первозданным шелком - будет выглядеть так резонно рядом с тобой. Она разошьет твой стяг в золотых цветах, а когда родит тебе крепенького младенца, ты подаришь ей горячее драконье сердце - но не сможешь видеть его у нее в руках.

Где-то солнце поднимается из воды, оплетая замок утренними сетями. Я скулю так не по-драконьи, скребу когтями - а ты смотришь на меня через горький дым, зачем-то выговариваешь "Прости". Уходи. Обещался утром - уже светает...Я дала тебе Огонь, и он не устанет, даже если ты решишь его отпустить.

Полюбивший дракона прежним уже не станет. Потому что в сердце такое не уместить.

___________________­____________________­____________________­____________________­______

Говорят, тот замок необратимо тих, говорят, там каждый камень порос травою. Говорят, королева стала уже вдовою - а на троне мальчик с цветом волос твоих...
...И у порога замка того стоят два невысоких не взятых травою камня...
но никто не знает, что здесь случилось с нами - видно, об этом все же не говорят.

Категории: Слова, Драконьи песни
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 25 ноября 2012 г.
драконьи песни-4 Ариэн. 10:49:13
"Я буду с тобой до черты. А за ней тем более."



Дорога плетет холстины в тугой клубок, темные камни хранят наш горячий след.
Улыбаясь небу и щуря глаза на свет, мы идем под ветром - уверенно и легко -
туда, где в пещере спит золотой дракон, где горит полынь и буйно цветет левкой, а воздух разодран крыльями черных птиц.
Как распознать свое среди мертвых лиц, серых от пыли?
В тлеющей мгле ночной разжигай костры - пусть ночи горят в огне!
а мы сядем ближе - ладони греть их теплом и смотреть на дымок, танцующий над костром.
Гнется под ветром вереск к сырой земле,
и в аромате цветущего миндаля плетет свои теплые сети немая боль.

"-Кто твой Господь, салага? А ну! - Король.
- За кого ты умрешь, салага? - За короля."


Долгом, приказом начертано нам идти, оставляя за спинами клекот дурной молвы.

От дракона нам, кроме шкуры и головы, ничего и не нужно.
И, как водится, мы в пути спим головами на бревнах, едим с ножа. греем ладони о рукоять клинка.
Солнце горит в серебрянных облаках, придорожные травы ерошит наш мягкий шаг.
И удел вот таких бродяг безобразно прост: ни души на добрых полсотни миль окрест.
Безоглядный путь. Шершавая ткань небес, что пылает по окоему, и черный крест, как незримый груз на шее.

И видит черт, мы - охотники за головами. Любая тварь преклонит перед нами шею, едва дыша.
Мы - память о тех, кого больше не удержать, и пьянящая сталь, и месть, и ползучий страх.

И чего нам - бессмертным - страшится драконьих троп? у меня есть мой верный меч, у тебя есть щит.
Слушай, как под подошвой ковыль трещит - а там, вдалеке, рычит, словно рваный гром Та, чье имя - короткий и грозный стих,
чей клык - остер, а дыхание - горячо. тень черна, и кровью блестит зрачок. Помолись богам, если все еще веришь в них.
Молись, кричи если веришь в их тонкий слух, но логово-то ее близко, и жгучий жар растворяется в воздухе.
Жадно и зло дыша, мы идем, обращая сухую полынь в золу, за заветной добычей сквозь выжженный полумрак...
Она ждет нас в своих чертогах, дыша огнем, слышит наш шаг по потрескивающим камням... Господи, помоги мне не слышать страх раскаленных слов, что на наших сердцах горят не забытой даже за давностью черной ролью: -Кто твой Господь, салага? А ну! - Король." и "- За кого ты умрешь, салага? - За короля."
Обернись, напоследок, смотри сквозь туман и мглу на небо, такое близкое, словно мы нырнули в него, в его светлую глубину...
Натяни тетиву, наложи на нее стрелу. и вдыхай остро пахнущий смертью багряный дым.

Мы - охотники за головами, мы - страх, мы - месть.
Умирать и рождаться снова на божий свет - это особая, лишь наша с тобою смерть.

На безмолвный зов, под искристый небесный смех, к звездам, так мягко тающим поутру
мы уходим, как теплый ливень в седых горах, оставляя навеки крик ветра и треск костра.

Оставаясь навеки в пламени на ветру.

"Будь со мной до черты..."
Сквозь звенящую тьму веков улыбается мне наш ласковый господин.
Дрожь унимая, сглатывая в горле ком... Я войду туда. Уверенно и легко.

И не смей говорить мне об оставшемся позади.


Категории: Слова, Драконьи песни
комментировать 4 комментария | Прoкoммeнтировaть


дорога в мой дом > Драконьи песни

читай на форуме:
пройди тесты:
Ты и он..ну а что дальше? - часть 1
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх